Please wait while JT SlideShow is loading images...
Проект РоссияПроект РоссияПроект Россия

Проект Россия I

«Сегодня идёт самая настоящая война. Полчища информационных войск врага разрушают нашу страну сильнее, чем некогда полчища чужих солдат. Информационная бомбардировка разрушает сознание населения…»

2005 год

Проект Россия II

«…Знающий истину должен действовать в направлении истины. Если говорящий не готов идти за своей истиной, как за ней пойдут другие?… Считаете, что вам положено участвовать в судьбе своей Родины, участвуйте»

2007 год

Проект Россия III

«…Мировоззренческая идея — то единственное, против чего нет защиты. Зацепив ум и сердце, она укореняется там, начинает расти и в итоге меняет сознание. Следом меняется понимание мира, и далее по цепочке преображаются воля и действие»

2009 год

Вы здесь:  Главная Новости Андрей Воронцов - Неизвестная история русского народа. Венеды

Андрей Воронцов - Неизвестная история русского народа. Венеды

http://www.proektrussia.ru/
-31.jpg

 

(Продолжение. Начало в №№ 2–7, 2013)

 

В ходе переселения периода полей погребальных урн (XIII в. до Р.Х.) венеды, совершая великий завоевательный поход, прорываются с территории распространения Лужицкой культуры на территории современной Польши и далее на юг, перебираются через Альпы в верхнеитальянскую Падану (Падую) и дальше на Апеннины, до самой Сицилии. Об этом уже до Первой мировой войны и после неё высказывалась итальянская наука (Г.Серджи, 1926), сравнивая венетов c иллирами, кельтами и славянами.

С Восточных Альп в Италию проникли племена, которые обыкновенно называют иллирийцами, а Й.Шавли называет протославянами, по причине похожести славян и иллиров. Эти племена дошли до нынешней Венеции (которой и дали «венетское» название), до области Болоньи и дальше. Индоевропейцы пришли через Апеннины также в Лаций, заняли Албанские горы и долину, где впоследствии возник Рим. В меньшем числе они появились из-за Адриатического моря также в Апулии и Базиликате, как свидетельствуют захоронения. Они обитали в хижинах, не зная каменного или деревянного строительства. Эти племена походили на те, что вторглись в микенскую Грецию. В Италии они были более многочисленны в Падуанской долине, их не было в Марке и Абруцци, но более или менее твёрдое ядро было в Этрурии и на холмах Лация.

Присутствие данных племён на этой территории особенно убедительно доказывают топонимы, указывающие на земледельческую и пастушескую культуру. Это слова, смысл которых славянам понятен. Уже сами названия Апеннины (pen — вершина горы на диалекте словенского Похорья, в русском языке сохранившееся в виде слова «пена») и Падана (низменность, куда «ниспадают» холмы и стекают реки, русское «падь»), другие с окончанием «-ана», обозначающим понятие «ширь» (например, «поляна»), указывают на праславянское происхождение венедов.

В расположенных поблизости Албанских горах обнаружено ещё несколько захоронений, в которых находились урны или скелетные останки, что характерно для культуры Центральных Апеннин или для этрусков. Эту культуру австрийский археолог Р.Питтиони назвал культурой Марино по местечку Марино в Албанских горах, где были сделаны находки.

Так называемая культура Марино (800 — 500 гг. до н.э.) охватывала территорию от Албанских гор до местностей к северу от старинного города Таркини. Эта культура отражает усиливающееся взаимодействие и слияние двух племён, местного и венедского. В VII в. до Р.Х. этот процесс завершён, и фактически культура этрусков в этот период достигает своего расцвета, о чём мы можем судить по изобилию предметов в захоронениях.

Культура этрусков, или культура Марино, в которой проявляется как средиземноморское, так и центральноевропейское влияние, является самобытной. Раскопки дают представление о сохранении первичного, ориентированного на Средиземноморье населения, от них наследуется умение обрабатывать камень, возводить сложные с точки зрения техники и искусства постройки. Верхний же слой центральноевропейских венедов сообщает общественную и военную организацию, основанную на новых верованиях, а также вносит духовную мощь. Подобные элементы демонстрируют находки Серджи и Питтиони в Кастельфранко-Ламончелло, Аллюмьере-Пианелло, Таркини.

Эти два мощных вектора, приведшие к подъёму культуры этрусков, были унаследованы позднее римлянами.

Язык этрусков дошёл до нас в виде многочисленных надписей, высеченных на их надгробиях. Лингвистам не удавалось расшифровать их, используя как ключ средиземноморские языки. Учитывая же вторжение венедов на Апеннины и их праславянское происхождение, следовало бы привлечь славянские языки. И действительно, швейцарец словенского происхождения Антон Берлот, пользуясь материалом словенского языка (1966), и российский криптолингвист Г.С.Гриневич, основываясь на материале общеславянского и древнерусского языка (1991), смогли сделать немало убедительных переводов этрусских и ретийских надписей.

Опираясь на этрусские надписи, в которых обнаруживают сходство со словенским языком, А.Берлот и М.Бор считают, что этруски пришли с севера в рамках распространения культуры урновых захоронений. Из этого они делают вывод, что этруски являются самой южной ветвью венетов. Берлот и Гриневич установили, что сами этруски называли себя рассена (расена). Выше мы указывали, что об этом же свидетельствовал ещё в I в. до н.э. Дионисий Галикарнасский. А при расшифровке Берлотом этрусской надписи из местечка Пирги (относимой к 500 г. до н.э.) появляется, возможно, впервые славянское наименование в форме Cluveni, которое может указывать на то, что сами венеды называли себя именем словене.

Этноним «славяне» и, опосредованно, слово «Русь» зафиксированы в указанное время не только в надписи из Пирги и этнониме «расена». В этом смысле особый интерес представляет воинский шлем V в. до Р.Х. из города Ваче (Словения), ныне находящийся в Наравословном музее на Дунае (Tomasic Ivan. Razstava: Veneti na Slovenskem, s. 14).

Он весь покрыт надписями, сделанными, видимо, на основе древнегреческого алфавита и письменности типа «черт и резов». Надписи на металлических шлемах обычно едва различимы, но здесь сразу бросается в глаза начертанное несколько раз слово «РУСЬ», «СЛVН» («славяне», сluveni?) или что-то в этом роде.

Территория современной Австрии, Баварии, Швабии и Восточной Швейцарии была полностью завоёвана и заселена венедами в период их походов. Прежнее население рассеялось, а язык и культура венедов стали преобладать.

Особенно же активной и устойчивой была «палеовенетская» Атестинская культура или культура Эсте (900 — 180 гг. до Р.Х.) с центром в современной Венеции и Фриули, о которой, в частности, шла речь в главе «Тайна Графенштайнской надписи». В Атестинской культуре было распространено трупосожжение. Захоронения со скелетными останками, сделанные даже в более позднее время, встречаются здесь очень редко. Особое место в пределах этой культуры занимает «группа Св. Люция» («Мост на Сочи»), которой принадлежат богатые находки, датируемые примерно 700-ми гг. до н.э.

В рамках Атестинской культуры достигает пика изготовление бронзовых ситул (вёдер с дугообразной ручкой), о чём свидетельствует, например, ситула Бенвенутти, на которой представлены мотивы духовной и светской жизни людей Атестины: мифические животные, птицы, конь, собака, мужчина, гонящий перед собой крупный рогатый скот, охотник, трубящий в рог, воин с копьём, боевая повозка и т. д. Среди изображений животных выделяется изображение лошади — таким образом находит подтверждение особая роль, отводимая венедами этому животному с давних пор.

Характерно, что никто уже в Европе не оспаривает существование венедов и самобытной Венедской культуры, но принадлежность к той или иной народности носителей этой культуры и по сей день является предметом споров, например, между польской и немецкой исторической наукой. Немецкие специалисты приписывают её преимущественно группам германцев, особенно вандалам, которые, по их мнению, в это время расширили свой ареал обитания из области Вендзюссел в Ютландии на территорию современной Польши. Польские же учёные считают Венедскую культуру наследницей Лужицкой (Й.Костжевский), а её носителей — праславянами. Находки, говорящие о пребывании вандалов в Ютландии, действительно весьма родственны тем, что относятся к Венедской культуре (Й.Вернер). Если при этом учитывать, что скандинавские вандалы происходят из культуры полей погребальных урн и что они носят венедское наименование и что потом они подверглись германизации, — то можно считать, что данный вопрос приближается к своему решению.

В Венедской культуре выделяются, по мнению польской науки, две основные группы. На севере, где Лужицкую культуру сменила Восточнопоморская, между дельтами Одера и Вислы распространилась «группа Оксиве». Если названные культуры-предшественницы были праславянскими и «группа Оксиве» также, то её носителей, по мнению Й.Шавли, следует считать предками нынешних славянских поморян и кашубов. И действительно, у последней народности и по сей день сохранилось название словинцы.

Именно на территории, примыкающей к территории «группы Оксиве» (Познанское воеводство), были обнаружены знаменитые Микоржинские камни с рисунками и славянскими надписями типа «черт и резов». Исследователи расходятся в мнении, когда сделаны надписи и рисунки на Микоржинских камнях, но очевидно, что не раньше V и не позже VIII века н.э.

Камень №1 —  четырёхугольной формы, с закруглёнными углами. В центре овала изображена фигура человека, держащего в левой руке предмет (возможно, камень) треугольной формы. «Внутри» двустрочной надписи «чертами и резами» заключено изображение созвездия Тельца.
Микоржинский камень №2 —  тоже четырёхугольный и с закруглёнными углами. В центре овала нарисована фигурка лошади. Надпись нанесена по внутреннему периметру овала, причём первое слово на камне №2 совпадает с первым словом на камне №1.

Наиболее связную и не расходящуюся с изображениями расшифровку обеих надписей сделал в 1991 г. Г.Гриневич, полагая, что они выполнены слоговым древнеславянским письмом «на западном (польском?) наречии общеславянского языка, а точнее, на древнепольском (?) языке». Тех, кто желает знать, как это сделал Гриневич, отсылаю к его книге «Праславянская письменность. Результаты дешифровки» (М., 1993. С. 68 — 71). Текст на камне №1 (с человеком), по мнению Гриневича, читается так: «РОСИЙА МОЙА МЕШĚНЬ ЙУНЬСИ», что переводится на современный русский язык (учитывая, что «Йуньси» или «Юньць» — это, согласно словарю Срезневского, древнеславянское название созвездия Тельца): «РОСИЯ.МОЯ МЕТА (мой знак) ТЕЛЕЦ».

Текст на камне №2 (с лошадкой) Гриневич расшифровывает следующим образом: «РОСИЙА НА НИЗỌ БĚ ПОЛẸ РОЩĚНИ И ЛОГИ ЛОЙУШНАИ», а в русском переводе (учитывая, что, по Срезневскому, «лои» — это сало, жир, мускулы): «РОСИЯ.НА НИЗУ БЫЛИ ПОЛЯ, РОЩИ И ЛОГА ОБИЛЬНЫЕ». Остаётся только гадать, что, по мнению автора надписи, было «Низом» — низовья Днепра (как полагает Гриневич) или низовья Вислы. В принципе поля, рощи и лога есть и тут, и там, только в низовьях Вислы рощи погуще, а лога поменьше. Но, как бы там ни было, слово «Росия» на обнаруженных в центральной Польше камнях нас не должно удивлять, поскольку ещё в XVI в. н.э. польские историки считали, что Польша, Литва и Жемайтия — это тоже Русь (М.Стрыйковский).

Территорию же современной южной Польши в начале I тысячелетия от Р.Х. занимала «группа Пшеворск», откуда, по мнению археолога К.Вердиани (1951), предки словен пришли на Новгородчину во II–III вв. от Р.Х.В «группе Пшеворск», на основании имеющихся находок, можно распознать ощутимое влияние кельтов. Они во II в. до н.э. действительно вторглись на эту территорию через Моравские ворота и длительное время сохранялись здесь в виде небольшой, но влиятельной прослойки. Кельты компактно селились лишь в Силезии, однако уже в I в. н.э. растворились среди местного населения. Из этой культурной общности формировались предки поляков, которых немецкие соседи до сих пор называют «лехи» (Lechen), а украинские — «ляхи», т. е. «влахи», что являлось одним из обобщающих названий кельтов. Так кельтский элемент оставил след в названии современного польского народа и, возможно, в названии реки Волхов на Новгородчине и слове волхв (языческий жрец).

Немецкая же историческая школа, как водится, относит «группу Оксиве» к бургундцам, а «группу Пшеворск» к вандалам. Это уж даже неинтересно…
Йожко Шавли считает переселение, вызванное в XIII в. до Р.Х. венетскими походами, ни много ни мало «самой крупной религиозной революцией в древнейшей истории, которая потрясла самые основы Европы и Средиземноморья». Исследователь не разъясняет, что он имеет в виду под «религиозной революцией»: очевидно, древнейшие верования индоевропейцев-протовенедов, нашедшие отражения в «Авесте» и «Ведах».

Что ж, на это есть некоторые основания: ни в одном из неславянских языков Европы не отыскать влияния сакральных индоевропейских книг — «Авесты», «Ясны», «Вед», а у нас, пожалуйста, — слова «весть», «ясный», «ведать»! Подтверждение религиозного характера походов Шавли видит и в том, что в те времена не было перенаселённости территорий, и возможные грабительские нашествия являлись эпизодическими. Таким образом, походы на столь далёкие расстояния скорее всего преследовали завоевательные прозелитические цели, а возглавляли нашествия, как свидетельствуют археологические находки, представители верхних слоёв общества, тогдашняя «аристократия».

Народы, вышедшие из одного индоевропейского корня, представляли себе символ веры чем-то вроде Голубиной книги, небесного эталона жизни. В конце II тысячелетия до Рождества Христова, когда большинство евреев ещё были язычниками и поклонялись кровожадному Ваалу и золотому тельцу, в «Авесте» (устном предании) уже было сказано: «Исповедую себя поклонником Господа Всеведующего… Клятвой обязуюсь вершить добрую мысль, клятвой обязуюсь вершить доброе слово, клятвой обязуюсь вершить доброе деяние». Деятельное добро виделось ариям, пришедшим, по мнению учёных, в Иран с берегов Днепра и Дона в I тысячелетии от Р.Х., как всепобеждающая сила: «Кто сеет хлеб, тот сеет праведность… Когда хлеб готов для обмолота, то дэвов (бесов. — А.В.) прошибает пот. Когда подготавливают мельницу для помола зерна, то дэвы теряют терпение. Когда муку подготавливают для квашни, то дэвы стонут. Когда тесто подготавливают для выпечки, то дэвы орут от ужаса».

Здесь добро в отличие от доавестийских, неиндоевропейских верований не уравнивается пассивно-созерцательно со злом, а утверждается, что человеку можно и должно побеждать зло с помощью «доброй мысли, доброго слова и доброго деяния».

Этой вере далеко ещё до веры в Христа, искупившего Своей кровью наши грехи, но насколько превосходит она те жалкие осколки веры, которые мы теперь называем общественной моралью!

От Балкан, от Восточных Альп походы венедов докатились до современной Голландии, Британии, через Францию — до Испании, а также на Апеннины и в Скандинавию. Во всех этих местностях они оставили свои урновые погребения. Скорее всего они уже тогда прорвались к Уралу. Территорией их плотного расселения была Центральная и Восточная Европа.

Ещё в течение всего первого тысячелетия до Р.Х. разбросанные по всей Европе венеды помнили своё родовое имя и происхождение. Может быть, в большинстве случаев они помнили также свой исконный язык. В более поздние времена древнегреческие и древнеримские авторы доносят до нас следующие наименования венедских племён, проживающих в разных землях (по классификации Густынского летописца и Й.Шавли):

1. Венеды в Пафлагонии (северное побережье Малой Азии), которых в IX в. до Р.Х. упоминает Гомер в «Илиаде» (852). Он говорит, что Пилемен из рода энетов (Enetoi), предводитель пафлагонцев, пришёл со специальным отрядом на помощь осаждённой Трое. На это сообщение в дальнейшем более или менее очевидно опираются все греческие и латинские авторы, упоминающие о венедах (венетах). Их называют также «генетами», поскольку древнегреческий язык не знал звука «в», поэтому греки замещали его звуком «h», дигаммой, который произносился как нечто среднее между «b» и «v».

2. Венеды в Иллирике, по нижнему течению Дуная, упоминаемые Геродотом в V в. до н.э. Геродот тоже называет их Enetoi. Имеется и соответствующее указание ПВЛ (XII в. н.э.): «Илюрик — словене».

3. Венеды в Верхней Адриатике, которых также упоминает Геродот (V, 9). Латинские авторы их называют венетами и в этой связи приводят также историю о том, что их после падения Трои привёл в эти местности легендарный вождь Антенор. Имя этого вождя наводит на мысль о том, что название более позднего славянского племени анты есть лишь видоизменённое Enetoi. А кто такой Эней (др.-греч. Αἰνείας, лат. Aenēās), спасшийся из развалин Трои и ставший, согласно древнеримским преданиям, пращуром основателей Рима?

4. Венеды в Центральной и Восточной Европе, которых в I–II вв. от Р.Х. упоминают Тацит и Плиний под именем Veneti, Venethi или Venedi, а также Птолемей под именем Venedai. Последний упоминает также Венетский залив (возле Гданьска) и Венетское нагорье (в Мазовше, или Восточной Пруссии).

5. Венеды в Галлии (Бретань), упоминаемые Цезарем, Плинием, Страбоном, Птолемеем, Кассием Дио и др. Эти венеды возвели своё поселение также в Британии, известное под названием Venedotia, или Gwineth.

6. Venetus lacus, как называет Помпоний Мела нынешнее Боденское озеро в I в. н.э. Возможность того, что данное слово происходило от «vanam» («вода») или обозначало синий цвет, не столь велика, чтобы пренебречь этим историческим упоминанием, по мнению Г.Пеллегрини. Наименование Boden стоит выводить из слова «voda» — «вода».

7. Венеды в Лации, упоминаемые Плинием под названием Venetuliani. Археология, как говорилось выше, утверждает, что арийское население присутствовало уже после переселения народов, относимого к периоду культуры полей погребальных урн на склонах Албанских гор и в римском Палатине (Г.Серджи).

Самостоятельность языка венедов в начале 1960-х гг. признало наконец германское языкознание (Г.Крае, Г.Кронассер) — после того, как оно в течение столетия защищало точку зрения, что до кельтов территория Европы была заселена иллирийцами, якобы являвшимися носителями культуры полей погребальных урн и, позднее, Гальштата. Сохранились многочисленные надписи адриатических венедов Атестинской культуры. Расшифровать их до сих не удалось никому, кроме М.Бора.

Итальянские языковеды считают, что в самом латинском языке присутствуют пласты венетской лексики, но их ещё не анализировали в сравнении со славянской лексикой, которая более близка индоевропейской. А ведь только так можно было бы установить их основное значение. Очевидно, этого не сделали, исходя из убеждения, что славянская группа языков — последняя из сформировавшихся в Европе. Когда же сравнение со славянскими языками неизбежно, исследователи прибегают к обозначению «индоевропейский язык», тем самым «закрывая» праславянское происхождение венедов.

Название «венеды» или «венеты» фактически относится к славянам или праславянам, и между понятиями «индоевропейский» и «праславянский» существует тесная связь. Многие специалисты, которые не знают славянских языков или знакомы с ними лишь поверхностно, утверждают следующее.

Этническое наименование «венеты» распространилось на широкой территории, где в то или иное время и в большей или меньшей степени были распространены урновые захоронения. В германском мире имя «венеты» в смысле обозначения этноса относится к соседям-славянам, а также к балтам. Появление венетов отождествляется с приходом «завоевателей», «организаторов». Везде, где встречается название «венеты», речь идёт об организованном народе с индоевропейской языковой традицией, который по отношению к другим характеризуется как «победитель». Этнос венетов утверждается на срединных территориях и вытесняет на периферийные земли (кельтские и индоевропейские) более древнее имя «арийцы» (Г.Девото).
К этому следует добавить: этносы и говоры центральноевропейских славян ответвляются от праславянского корня (К.Вердиани).

Имя «венеты» могло, по одной из версий, происходить от понятия «побеждать» (Девото). Некоторые исследователи выводят его из понятия «большой народ» (Лер-Сплавински). Это зависит от того, какое значение приписывать корню «ven-» — «побеждать» (vincere) или торговать (vendere), или же выводить его из праславянского «veti». Однако ни одно из приводимых объяснений не имеет безоговорочного подтверждения.

В сравнении с этим Й.Шавли кажется достаточно убедительным выведение имени «венеты» от имени «словенеты». Название «словенцы» тоже, по его мнению, обязано своим происхождением «словенетам». Исконное имя «словенеты» после редукции полугласного звука: «slovene(t)ci» в произношении соседних народов уже довольно быстро утратило начальный слог и дошло до нас в виде «(сло)венеты», «венеты», как утверждает Матей Бор в своём исследовании.

Имена «словене» и «венеты» сохранились до сегодняшнего дня только у славян, которые происходят из праславянского ядра, а именно: новгородские словене, которых в начале XII в. упоминает Нестор в ПВЛ, словенцы, славонцы, словаки, словинцы (поморяне), а также «венды» (лужицкие сербы) и русские «венеи» (называемые так до сих пор балтийскими и карельскими финно-уграми).

Исконное имя «словене» сопровождает, таким образом, венедов с самого начала. В средневековье их также весьма хорошо отличали от прочих славянских народов. Их поселения вдоль центральногерманских рек Регниц (Рейн) и Мен (Майна) были называемы Ratenuunida и Moinuuida, а ближайший славянский или, может быть, ославяненный этнос чехов назывался Beouuinida. Для обозначения последних у их германских соседей вплоть до настоящего времени сохранилось разделение на Beheim (чехи) и Vint (словены). Это указывает на то, что чешский народ сформировался из двух племён: кельтских бойев и праславянских вендов.

Древнее имя «словенет», или «словен», следует выводить из наиболее естественного значения, хотя некоторым такой подход представляется слишком упрощённым: в славянских языках, где присутствует термин «слово» (beseda), понятие «словенет» означает человека, который говорит так, что его понятно (М.Бор). На Западе словенеты вступали в контакт с племенем, речь которого они не понимали, и поэтому называли их словом «немцы», восходящим к слову «немой» в значении «непонятный».

Обозначение «немцы», по всей вероятности, является доисторическим, поскольку мы находим его практически у всех славянских народов.
Праславянское племя венетов или словенетов, происходившее от упомянутых культур, означает тот самый ствол, от которого впоследствии отпочковались другие славянские группы. При этом речь в первую очередь идёт не о языковых различиях, а о новых культурных группах, каждая из которых имела своё жизненное пространство и свой образ жизни. Такой культурной группой в период 700— 400 гг. до Р.Х. была т. н. Высоцкая культура по верхнему течению Днестра и среднему течению Днепра. Древнегреческий историк Геродот в V в. до н.э называет это племя неврами. Потом, в период 400 — 100 гг. до н.э., её перекрывает «группа Пшеворск», которая во II–III вв. н.э. распространяется на север, к бассейну Припяти, то есть на территории современных северной Украины и Белоруссии (где сливается с местной праславянской общностью, известной как Зарубинецкая культура), и ещё дальше на северо-восток — к Волхову и Ильмень-озеру.

Ответвление славянских групп от единого индоевропейского ствола выглядит примерно так:
а) арии (индоевропейцы);
б) балто-славяне;
в) праславяне-венеды, Лужицкая культура (XIII в. до Р.Х.);
г) западные славяне;
д) восточные славяне (II–III вв. от Р.Х.);
е) южные славяне (V–VI вв. от Р.Х.).

Западные славяне, соответственно, представлены словинцами, полабами, сорбами, поляками, чехами, словаками (Й.Шавли, М.Бор и И.Томажич в отличие от большинства историков бывшей Югославии относят к ним и словенцев). Восточные славяне — это русские, украинцы, белорусы. Южные славяне — сербы, хорваты, болгары, македонцы (и словенцы — по версии немецкой и югославской исторических школ).

В соотношении В-Г-Д происхождение племён, или их языков, явствует из их родства в том, что касается грамматического строя языков, сходства словарного запаса, чего не наблюдается ни в какой другой группе арийских языков. Все три группы Г-Д-Е, которые мы сегодня относим к славянским, упоминает ещё в VI в. готский историк Иордан (Getica 34 — 35):  венетов — как общее обозначение славянских племён и как группа на обширной территории от Центральной Европы до озера Ильмень и Волхова на востоке; склавенов — от устья Савы до дельты Дуная; антов — между Днестром и Днепром. Эта классификация Иордана примерно соответствует разделению на западных, южных и восточных славян (если учесть, что новгородские словене изначально имели западное происхождение — из «группы Пшеворск»).

Рассыпанные по всей Европе имена с основой «венд» также подтверждают идентичность праславянского этноса. То, что его языковое и культурное наследство в значительной мере сохраняется именно у славянских народов и в их крестьянской культуре, подтверждают многочисленные топонимы, гидронимы и этнонимы в Европе, значение которых нам понятно и сейчас. В качестве примера можно привести следующие индоевропейские корни: *kap (копать), *mer (мерить, отмерять), *kut (покрывать, кутать), *dhubh (углублённый, погрязший), *pelth (широкий = как поле), *kam (согнутый, искривлённый). В топонимах германского мира корень *vik (лат. vicus) означает населённый пункт. И это значение — то же самое, что в западнославянском и словенском слове «vas» (крестьянское поселение) и русском «весь». Таким образом, значение населённого пункта в наименовании vik/vas/весь исходит от венедов, которые уже до германцев населяли нынешние германские территории. Более того, Й.Шавли подчёркивает, что словенское «idti v vas» («идти в село», т. е. в гости), а также «vasovati» (т. е. находиться в обществе) указывают на изначальную, выраженно крестьянскую общность, которая имела также значение прикрытия, защиты, о чём свидетельствует исконное значение, содержащееся в корне этого слова.

Археологические открытия подтверждают распространение культуры погребальных полей с территории Лужицы после 1200 г. до Р.Х., а выводы языкознания свидетельствуют, что носителями данный культуры были венеды (Девото), то есть праславяне (Вердиани). Эта волна переселений пришла с севера не то что на несколько веков, но на полторы тысячи лет раньше остальных. После неё археология уже не находят каких-либо следов другой волны, в которой можно было бы распознать признаки переселения какого-либо из славянских народов вплоть до V–VI вв. от Р.Х., когда такие переселения уже совершались.

Андрей Венедиктович ВОРОНЦОВ

Журнальный вариант книги А.В.Воронцова «Неизвестная история русского народа. Тайна Графенштайнской надписи», выходящей в московском издательстве «Вече»
(Продолжение следует.)

Подробнее...

ПОСЛЕДНИЙ КОММЕНТАРИЙ

Голосование

Лучший руководитель России